Расчёты за нефть: юань или доллар?
Китай намеревается торговать нефтью в национальной валюте вместо традиционных расчётов в долларах США. Запуск первых операций на Шанхайской международной энергетической бирже запланирован на 26 марта. В этот же день будет объявлена и базовая стоимость нефтеконтракта купли-продажи. Cпособна ли нацвалюта КНР составить конкуренцию американскому доллару на рынке углеводородов?

Власти КНР намереваются пойти на беспрецедентные меры в энергетической политике и запустить торговлю нефтью в юанях. Первые операции на Шанхайской международной энергетической бирже запланированы на понедельник, 26 марта. Более того, впервые Китай заявил о готовности допустить иностранных инвесторов к торгам на своей сырьевой площадке.
По данным Bloomberg, базовая стоимость фьючерса на нефть будет объявлена перед открытием торговой сессии. Однако Китай уже ввёл контроль ценовой нестабильности фьючерсов. Так, суточное колебание стоимости контрактов не должно превышать 5%. В первый день торгов установлен лимит в 10%.

Китай не запустил торговлю фьючерсами на нефть в юанях во время западных рождественских каникул. Впрочем, игроки рынка не остались...
Впервые фьючерсы на нефть в юанях появились ещё в 1993 году, но через год обращения прекратили своё существование из-за слишком нестабильной ситуации на сырьевой бирже и слабых позиций юаня на мировом валютном рынке. Лишь к 2016 году нацвалюта КНР значительно прибавила в весе благодаря действиям МВФ. Мировые кредиторы включили юань в корзину специальных прав заимствования, признав, что это «важный этап в интеграции китайской экономики в глобальную финансовую систему». Таким образом, юань стал третьей по значимости валютой в корзине МВФ, уступив доллару США и евро, но обогнав японскую иену и фунт стерлингов.

«Инструмент торговли нефтью в юанях очень интересный, тем более что помимо расчётов в валюте основного нетто-импортёра нефти, здесь может предлагаться и опция в виде перерасчёта в золото. Именно поэтому многие рассматривают этот инструмент как существенную угрозу доминирующему положению доллара США как базовой расчётной единицы для глобальных товарных рынков», — прокомментировал ожидаемый 26 марта запуск торгов нефтью в юанях ведущий аналитик AMarkets Артём Деев.

Впрочем, эксперт не прогнозирует резкую реакцию рынка, поскольку в самом начале торгов арбитраж между номинальным курсом юаня и доллара будет играть основную роль. Иными словами, эффект от нефтеюаней может быть лишь среднесрочным по мере увеличения объёма физического спроса на инструмент и на сам юань.

«Предстоящий запуск торговли нефтяными фьючерсами в китайской валюте не повлечёт за собой каких-либо значимых перемен для мирового рынка энергоресурсов и для самого юаня. Чтобы подобный контракт получил статус регионального эталона, может потребоваться от пяти до семи лет, однако различные препятствия, в частности стремление китайского правительства контролировать курс и потоки капитала, могут серьёзно сдерживать интерес иностранных инвесторов к нефтеюаню», — отметил управляющий директор «БКС Ультима» Олег Сафонов.

Опрошенные аналитики утверждают, что юаню предстоит выдержать непростую конкурентную борьбу с долларом США на сырьевой бирже. Директор по инвестициям ИК «Питер Траст» Михаил Алтынов напомнил, что, по данным центров международных расчётов, например SWIFT, доля юаня в мировой торговле снизилась с 2015 года с 3% до примерно 1,5%.
«Совершенно непонятно, почему начало торговли фьючерсами на нефть должно изменить ситуацию. Пока же ставка на юань как конкурента основным мировым валютам — доллару, евро, фунту, франку и иене — не оправдывается. Заявлять и желать можно сколько угодно, но сухая статистика сразу опускает с небес на землю», — заключил эксперт.

Руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов напомнил, что инвесторы часто обвиняют китайские власти в усилении курса юаня, исходя из состояния внутреннего рынка. Именно по этой причине трудно понять реальный курс нацвалюты КНР.
«Для того, чтобы преодолеть эти обвинения, Китай решил попробовать привязать юань к нефти, чтобы не делать юань свободно конвертируемой валютой, то есть не вынося валюту на свободный рынок. Власти также хотят показать, что юань привязан к реальным объёмам нефти. Идея хорошая и правильная, но не без минусов. Цена на нефть не зависит от желания руководства КНР. Поэтому Китай пока не собирается серьёзно развивать это направление, не понимая, как это можно контролировать. Ведь с падением цены на нефть петроюань тоже упадёт», — пояснил Маслов.
Артём Деев добавил, что основная интрига события заключается не в возможности приобретения нефти за юани. «Основной момент заключается в связывании юаня и нефти в едином контракте, чего раньше не было ни с какой валютой, кроме американского доллара. Единственное исключение — это торговля нефтяными фьючерсами на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже за рубли, но в этом случае мы видим невысокую ликвидность», — пояснил Деев.

Впрочем, аналитик считает, что контракты в нефтеюанях могут быть интересны поставщикам сырья, которые работают на китайском рынке или даже во всём Азиатско-Тихоокеанском регионе. Эксперт не исключает, что в случае успеха в торговле такими фьючерсами и поддержке аналогичными контрактами (например, на золото), а также запуска свободного обращения юаня, может начаться увеличение глобального спроса на юань как на резервную валюту. Однако скорость этого процесса сейчас сложно предсказать.
«Проблема в том, что, по сути дела, юань оказывается привязан к другому типу валюты, поскольку сама по себе цена на нефть постоянно колеблется. Это такой псевдомеханизм возвращения к самым ранним стадиям развития валютного регулирования, когда доллар США был привязан к золоту. В конце концов от этого пришлось отказаться, потому что привязка одного товара к цене другого оказывается очень уязвимой. Китай сейчас возвращается к этому примитивному регулированию. Поэтому основной риск связан с колебанием цен на нефть и открытием новых месторождений. Это будет напрямую отражаться на самой валюте», — резюмировал Алексей Маслов.