Электромобили, безвиз и кредиты: как растёт «вес» Китая в Белоруссии
В Белоруссии будет создано крупное сборочное производство китайских электромобилей. Соответствующее соглашение подписано сторонами накануне саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Годом ранее в стране запустили ещё более масштабное производство традиционных легковушек — тоже китайских. Кроме того, во время саммита Минск и Пекин подписали межправительственное соглашение о взаимном безвизовом режиме. RT разбирался, как Белоруссия становится крупным «сборочным цехом» китайского автопрома и почему Китай так много инвестирует в республику.
Накануне саммита ШОС, в китайском Циндао белорусско-британское предприятие «Юнисон» и компания из Китая Zotye International Automobile Trading подписали масштабное соглашение об организации в Белоруссии производства китайских электромобилей. По плану на белорусском заводе до 2022 года должно быть собрано 30 тыс. электромобилей марки ZOTYE. Сумма контракта — $560 млн.

Договор также предусматривает высокую локализацию производства, то есть многие комплектующие для машин должны выпускаться на белорусских и российских предприятиях. Электромобили будут поставляться на рынки стран СНГ, прежде всего в Россию.

Контракт между «Юнисоном» и Zotye International был подписан перед приездом в Циндао Александра Лукашенко. На церемонии присутствовали министр экономики Белоруссии Владимир Зиновский, глава внешнеполитического ведомства Владимир Макей, министр финансов Владимир Амарин и посол в Китае Кирилл Рудый.

Техническая часть проекта по сборке в Белоруссии массовых китайских электромобилей прорабатывается с начала 2018 года. Ещё в феврале в Минске журналистам показали два электромобиля Zotye — E200 и Z500EV — стоимостью $17 тыс. и $22 тыс. соответственно. Их будут собирать из машинокомплектов на заводе «Юнисон» в Обчаке (посёлок под Минском).

На одной зарядке белорусская версия Zotye может проехать до 280 км в обычных условиях и до 130 км — при температуре -20 °С. До конца года в «Юнисоне» обещают наладить сборку пяти моделей электромобилей Zotye.

Белорусско-китайский проект предусматривает и участие России, причём не только как рынка сбыта собранных в Белоруссии электромобилей Zotye. Совладелец компании «Юнисон» Алексей Ваганов планирует к 2021 году наладить в Рязанской области разработку программного обеспечения, а также сборку компонентов, узлов и агрегатов для электромобилей.

120 тысяч автомобилей в год: смогут ли белорусско-китайские автопроизводители завоевать российский рынок
Александр Лукашенко торжественно открыл завод белорусско-китайской компании «БелДжи». Это уже второе предприятие по сборке китайских...
«Сама по себе идея выпуска таких машин с заявленной стоимостью в районе 1 млн рублей, рассчитанных на разные сегменты рынка, аналогов на российском рынке не имеет. Понятно, что производство этой продукции ориентировано на Россию. Электромобили сейчас востребованы в России: есть распоряжение правительства об установке электрозарядных станций на объектах дорожной инфраструктуры. Крупные мегаполисы изначально обустраивают парковочные зоны для электромобилей и дают им льготы, различным образом стимулируют потребителей приобретать электромобили, — рассказал в интервью RT замглавы Федерации автовладельцев России Дмитрий Клевцов. — Представленные модели могут удачно вписаться в развивающиеся в крупных городах системы каршеринга. И мне кажется, в первую очередь белорусский производитель будет ориентироваться не на продажу частным лицам, а на таксопарки и каршеринговый бизнес».

Но есть у эксперта и определённые опасения: не секрет, что российское правительство старается стимулировать отечественного производителя. И в ЕАЭС тоже существуют конкуренция и протекционизм. «Однако в силу того, что на российском рынке пока нет сборочных предприятий электромобилей, сопоставимых по стоимости, у белорусских производителей есть возможность отчасти захватить рынок», — считает Дмитрий Клевцов.

В 2017 году Китай запустил в Белоруссии крупный проект по сборке легковушек марки Geely. В ноябре Александр Лукашенко открыл в Борисове завод белорусско-китайской компании «БелДжи», в тот же день с его конвейера сошёл первый серийный белорусский кроссовер Geely Atlas NL3. «Наши китайские друзья откликнулись на мою просьбу и помогли создать этот прекрасный завод. Более того, ещё и прокредитовали», — сказал глава Белоруссии, признавшись, что помочь открыть завод он просил лично председателя КНР Си Цзиньпина.

Выпуск в постсоветской республике легковых автомобилей под маркой Geely стал одним из самых масштабных проектов китайского бизнеса в Белоруссии. Акционерами белорусско-китайского СЗАО «БелДжи» стали ОАО «БелАЗ» (51,49%), Zhejang Jirun Automobile Co., Ltd (33,47%), СЗАО «Союзавтотехнологии» (9,01%) и CITIC International Investment Limited (6,03%).

С 2013 года это было небольшое «отвёрточное» производство — автомобили собирались из крупноузловых китайских машинокомплектов, причём это были те модели, которые в самом Китае уже были сняты с производства. В конце марта 2015 года началось строительство завода мелкоузловой сборки полного цикла.

Грузовая перезагрузка: Россия и Белоруссия могут создать совместные автомобильные холдинги
Москва и Минск готовы вернуться к идее создания крупных совместных машиностроительных холдингов, производящих грузовые автомобили....
Предприятие разместилось между Борисовом и Жодином на площади около 120 га. Проектная мощность на первом этапе — 60 тыс. машин в год (это будут кроссоверы NL3, NL4 и седан FE3). В 2018 и 2019 годах объём производства должен составить 25 тыс. и 35 тыс. единиц, в качестве основного рынка сбыта рассматривается Россия.

«Предприниматели, которые сейчас запускают в Белоруссии производство электромобилей, используют как благоприятный политический момент (интерес Китая к Белоруссии), так и то, что полным ходом идёт строительство Белорусской АЭС, то есть в стране будет много дешёвого электричества. Правительственный план новой индустриализации включает в себя программу развития зарядной инфраструктуры и электромобильного транспорта. Согласно этому плану, к 2025 году в стране должно быть выпущено 32,7 тыс. электромобилей, из них 30,8 тыс. — легковые, — рассказала RT белорусский политолог Светлана Гречулина. — Значит, электромобильный бизнес будет всячески поддержан государством. Для страны это оказалось хорошим способом привлечь китайские инвестиции, а с ними и самые современные технологии».

Глава компании «Юнисон» Алексей Ваганов 30 мая в Минске подтвердил, что Белоруссия готовит нормативно-правовую базу для поддержки производства и покупки электромобилей. Она будет подобна европейской — подразумеваются льготы по НДС, налоговые вычеты для владельцев электротранспорта и даже послабления в ПДД. «Надеюсь, указ президента появится в ближайшее время. Возможно, даже два: один по развитию инфраструктуры, второй — по поддержке производителя электрических машин. Мы принимаем активное участие в их подготовке», — сказал Ваганов.

Выпуск китайских автомобилей в Белоруссии — очень яркий, но не самый масштабный пример интереса к этой стране, который проявляют в Пекине. 24 мая министр экономики Владимир Зиновский заявил журналистам, что до 2020 года совместно с Китаем планируется реализовать 160 проектов в машиностроении, электронике, оптике и фотонике, микробиологической и фармацевтической промышленности, производстве медицинского оборудования.

В Белоруссии назвали сроки введения безвизового режима с Китаем
Представитель МИД Белоруссии Александр Ганевич заявил, что соглашение между Минском и Пекином о введении взаимного безвизового режима...
Уже по ходу саммита ШОС стало известно, что 10 июня в Циндао Белоруссия и Китай подписали межправительственное соглашение о взаимном безвизовом режиме для владельцев обычных паспортов. Ранее визы для белорусов отменили автономный китайский район Гонконг и остров Хайнань.

Также из Китая Александр Лукашенко привёз договорённости о предоставлении новых кредитов, в частности, льготного кредита от Экспортно-импортного банка Китая на 2,5 млрд юаней (порядка $400 млн) на 15 лет под аграрный инвестпроект «Организация высокотехнологичного агропромышленного производства полного цикла на 2016—2032 годы». Похожий льготный кредит для аграриев на сумму 1,75 млрд юаней ($280 млн) был согласован с китайским Эксимбанком в феврале.

Перед поездкой в Китай Александр Лукашенко подписал указ № 221, которым уполномочил Минфин на проведение переговоров по проекту соглашения между Белоруссией и китайским рейтинговым агентством China Chengxin International Credit Rating. Его задача — получить в КНР кредитный рейтинг, который позволит государству и предприятиям Белоруссии заимствовать деньги напрямую на кредитном рынке Китая.

«Думаю, что если до конца текущего года мы получим рейтинг и будет положительное решение Народного банка Китая, то до конца 2018 года либо в начале следующего мы сможем впервые выйти на китайский внутренний финансовый рынок», — заявил министр финансов Белоруссии Владимир Амарин.

Кроме того, официальный Минск планирует разместить в Китае суверенные облигации в виде так называемых панда-бондов на сумму $300—500 млн сроком на 3—5 лет. Общая же сумма китайских кредитов, выданных Белоруссии за последнее десятилетие, составила порядка $15 млрд.

«Китай в любом случае будет вкладывать большие деньги в Белоруссию, так как это ключевая страна на маршруте Нового шёлкового пути — грандиозного проекта сухопутного транспортного коридора от Китая до Евросоюза, — считает Светлана Гречулина. — Грузы могут идти через разные страны, но в конце маршрута «бутылочное горлышко» — это Белоруссия с её развитой транспортной и таможенной инфраструктурой прямо на границе с ЕС. Поэтому главный для Китая интерес в Белоруссии — индустриальный парк «Великий камень», который с 2014 года строится под Минском».

По словам эксперта, в «Великий камень» китайские корпорации уже вложили более $1 млрд инвестиций, общая же сумма должна составить $5,5 млрд. В этой особой экономической зоне строятся заводы и жильё, но главный объект — огромный логистический центр, а по сути склад с подъездными путями.

«Здесь у каждого свой интерес. Минск получает китайские инвестиции и дешёвые кредиты, хотя и связанные. Пекин усиливает своё влияние в Европе и получает перевалочный пункт для китайских товаров, идущих на второй по величине мировой рынок — рынок ЕС. Ну а Россия будет получать немалый доход от транзита через её огромную территорию», — подытожила Гречулина.